Новости

Перейти на главную страницуНа главную страницу  



Испанские дети в истории Николаевщины. Часть ІІ. Трудное детство испанских детей в СССР - и здесь война…

Предыдущая часть статьи: Часть І. Предыстория появления испанских детей на Николаевщине

Первые месяцы, перепуганные войной и смертью близких, дети вели себя настороженно. Но тишина, хорошие условия, доброе отношение коллектива воспитателей и учителей сделали свое дело - вскоре ребята оттаяли. Живой национальный темперамент, детский возраст взяли свое.

Первым директором детского дома для испанских детей стал человек с образовательной среды. Но он работал здесь недолго: сгоряча дал одному из воспитанников подзатыльник, за что был тут же уволен. О нем пока не найдено материалов.

22 сентября 1937 года, когда в новую административно-территориальную единицу - Николаевскую область - вошли города областного подчинения - Херсон и Кирово (нынешний Кировоград), на должность нового директора детдома спасенных детей был назначен Антон Васильевич Кравченко  из Николаева.

Он не имел специального образования, но был известен своей порядочностью, добротой, особым интеллигентным отношением к людям. Закончил Ленинградское высшее военное училище им.Фрунзе. Опыта работы с детьми он не имел, испанского не знал. На весь детский дом  (а в нем жило и училось более 100 детей) была лишь одна переводчица. Человек, в котором соединились одновременно дисциплина и доброе сердце, искал взаимопонимания с чужими детьми. Принял их как своих - маленьких ребят, которые видели много смертей, пережили боль и страдания, страх и ненависть, и которые с трудом привыкали к чужой стране...

Встретив теплое отеческое отношение, дети давали выход своему испанскому темпераменту, баловству, играм и развлечениям. Через много лет воспитанница этого детдома Кармен Мартинес напишет: «Наши мальчики были немного трудными, но неплохими...».

В таких отношениях очень быстро выросли взаимное уважение и понимание между директором и ребятами.  Вскоре их объединяла прочная дружба, и они были готовы слушаться нового директора во всем.

По рассказам А.В.Кравченко,  благодаря налаженным отношениям, 9 августа 1941 г., в самых трудных условиях начавшейся войны, удалось очень быстро подготовить весь персонал и самих детей к переезду  в тыл.

Решением городского совета и эвакуационной комиссии г.Херсона Николаевской области 112 детей и 10 взрослых испанцев вместе с обслуживающим их персоналом (42 человека) и их семьями (65 человек), всего 229 человек, эвакуировались в Пятигорск (Северный Кавказ).

Но немцы быстро захватывали все новые территории. И вскоре подошли к городу, где остановились беженцы. Вот и самые близкие села у Пятигорска были захвачены. Стала прямой угроза попасть в немецкий плен. Взрослые понимали, что ожидает детей и взрослых. Транспорта особого никто не мог выделить. Директор А.В.Кравченко, посоветовавшись с коллективом и уже повзрослевшими ребятами, решаются на труднейший выход - попробовать уходить дальше пешком - идти на Махачкалу, в глубокий тыл.

Учитывая остроту момента, было разработано несколько вариантов действий с учетом всех неожиданностей, которые могли возникнуть при такой чрезвычайной ситуации. Для этого запланировали разбиться на отдельные группы и самостоятельно выходить их окружения. В каждой группе определили старших - им были выданы деньги, продукты, четко определены маршруты и места встречи. Судя по документам, уже с Пятигорска с директором детдома уходило в тыл более многочисленная группа. Если с Херсона шли 112, то отсюда уже 136 человек (очевидно, что к их группе присоединились дети из других детдомов).

Дорога была очень сложной. Тем более для такого большого детдома и его персонала. И все же они дошли до Каспийского моря. Там их переправили танкером. Далее посадили на поезд и повезли в Алтайский край, в Залесовский район. В само село Тундриху, где их ждали, прибыли поздней осенью.

Всех эвакуированных расселили в трех двухэтажных деревянных домах. Было очень трудно. Месяцы дорог, тревог и опасностей. Из жаркого лета да в стужу.  Ведь в это время на Алтае было уже холодно, а они пришли полуодетыми, полуобутыми. Дети и взрослые начали болеть. К больным детям был прислан военным самолетом эвакуированный из Ленинграда профессор, фтизиатр. Вместе с ним в детдом доставили лекарства и различный медицинский инструментарий.

От перенапряжений, постоянного холода Антон Васильевич серьезно заболел и лег в больницу.  На время его болезни первый его помощник, сообразительный и деловой Сантос Гомес, принял на себя все хозяйство детского дома.

Среди учителей, которые вели занятия, была замечательная женщина, эвакуированная в тыл профессор лингвистики Ленинградского университета Анна Ивановна Иванова. Одинокая 70-летняя женщина-ученый преподавала юным испанцам русский язык и литературу. Сохранились воспоминания, как дети обожали своего чудесного учителя. Однажды на день ее рождения купили ей сервиз. В кофейничек налили редкого тогда молочка, а в масленочку насыпали еще более редкого тогда сахара. Вот с такими подарками да испеченным девочками пирогом они зашли в ее комнату. Каждый воспитанник захватил с собой по хорошему полену - они понимали, как трудно немолодой женщине собирать хворост и протапливать комнатку. Увидев необычайные дорогие деликатесы да еще и готовые дрова в руках детей, черненькие глаза которых светились уважением и любовью, учительница онемела от неожиданности и благодарности и потеряла сознание. И еще долго потом ребята успокаивали своего любимого педагога.

Со временем жизнь на новом месте начала налаживаться. Главные тревоги отошли. Детдом жил и работал, продолжал заниматься учебой и воспитанием детей и подростков. Купили коров. А Сантос, как заведующий хозяйством, постоянно советовался через окно с заболевшим от тревог директором. Когда покупал коней, обязательно показывал их Антону Васильевичу: удачной ли будет покупка и их использование для детдома..

Вскоре Москва прислала теплую одежду и обувь. А.В.Кравченко получил премию и благодарность. И самые дорогие для этого времени подарки: пальто, костюм и туфли!

Беря 1976 г. интервью у бывшего директора детдома (в то время Антон Васильевич уже 6 лет был на пенсии), николаевская журналистка Л.Костюк писала: «Испанские дети не росли пассивными наблюдателями, они стали бойцами великой страны».

Испанские дети воспитывались на лучших традициях Советского Союза. В новой стране они жили ее заботами и проблемами. Не случайно ежедневно с далекого алтайского детдома на фронт уходили посылки с различными вещами, которые могли помочь солдатам и офицерам выстоять в борьбе с фашистами. Связанные сотни пар рукавичек, носков, шарфы и обязательное послание в конце писем: добрые пожелания и клятва «Но пасаран!»- символ непобедимости и веры своей Испании.

Согласно сохранившимся документам, Москва постоянно контролировала работу детдомов с испанскими детьми. Даже во время войны. Чудом сохранился текст телеграммы-вызова директора А.В.Кравченко в Москву с отчетом о его работе.

Дети взрослели. Достигнув совершеннолетия, уходили на фронт. Известно, что уже в 1942 и 1943 годах  в боях с фашистами за свою новую родину погибли Асало Гомес, Олехо Бела, Исидро Пельмо. О судьбе других воинов-героев, воспитанников А.В.Кравченко, ничего не известно...

 

Продолжение следует... 

 

Автор статьи:

С.В.Бойчук,

методист НОИППО по региональному краеведению,

член историко-краеведческого общества «Золотая ладья».

 

Фотоматериалы к статье можно посмотреть здесь.




Яндекс.Метрика